Гомельский казачий округ




 
Главная » История казачества »

История казачества

                                          Стародубский казак Афанасий Зенченко и людковские дворяне.

Общеизвестно, что Новозыбков был основан  староверами, которые более трёхсот лет назад бежали сюда из центральной России и селились здесь, в приграничье, на юго — западных рубежах государства, а рубежи эти в то смутное время оказывались землями то польско-литовскими, то русскими, а то и шведы были не против добавить их к  своей короне…  Мне кажется, что мы неоправданно мало уделяем внимания тем, кто изначально жил на этой земле, бывшей тогда, как и теперь, окраиной для Великой, Малой и Белой Руси, кто считал эти земли своей родиной. Важно помнить, что Новозыбков, хоть и основан был беглыми раскольниками, но основан был на землях обжитых, и город создавался всеми жителями, как пришлыми, так и местными.

Исторически, территория, на которой впоследствии возник Новозыбков, в 17  веке была закреплена за Стародубским полком, — тогда это была не только войсковая, но и административно-территориальная единица в Малороссии.

Стародубское казачество возникло в начале 17 века, вобрав в себя  всякую «вольницу и гультяев» (разбойников), где были, как искатели приключений, «ловцы удачи», так и истинные воины-рыцари, сражавшиеся с захватчиками родной земли. История стародубского казачества очень интересна, она описана в замечательной книге, написанной в конце 19 века профессором  Александром Матвеевичем Лазаревским — «Описание старой Малороссии. Том первый. Полк Стародубский», недавно переизданной. Всем, кто интересуется подобными вещами, советую её прочитать.

Но моя история не про полк, не про казачество в целом, а лишь про одного из казаков этого славного и тревожного времени. Звали моего героя — Афанасий Зенченко(Зенченок) и был он во второй половине 17 века «знатным войсковым товарищем полку Стародубскаго», а сын его Сила стал «войсковым товарищем», а внуки Леон, Степан, Тимофей, Яков, да Иосиф — значковыми товарищами, а внук Василий —  тоже войсковым товарищем. Воинский казачий титул «Войсковой товарищ» присваивался гетманами Украины казацкой верхушке за воинские заслуги, а  почетное звание «Значковый товарищ» получали чины почетной охраны полковников в казацком войске Украины в XVIII веке. В стражу из бунчуковых и значковых товарищей отбирались дети Генеральной старшины.

В награду за свою службу Афанасий Зенченко получил земли близ того места, где потом был основан Новозыбков, куда входили Тростань, Шеломы и Людково. Вот что рассказывает А. Лазаревский о судьбе этих имений:

С. Людковщина при рч. Корне, поселено по изгнанию поляков, прежними владельцами Тростани — Зенченками. Один из них, Афанасий, получил в 1655 году от тогдашнего полковника Гуляницкого следующий лист: «Ведомо чиним… п. сотнику гомелскому и всякое кондицие людем, иж што есть отчина Опанаса Зенченка у Тростани, сотни Гомелской, абы он спокойне тою своей (отчиною) заживал… А мешкать ему волно люб в Стародубе, люб где хочет…»Однако, восстановить владение Тростанью Зенченку не удалось; она была после поляков кем-то захвачена; возвратил он лишь часть тростанских земель, получив в 1663 г. от Рославца лист на поселенную около Тростани слободу Людковщину: «Ознаймуем, иж позволилем отчину деревную и пашню, прозываемую Людковщину которую держал Конон, доглядати и уживати казакови старод. Афанасу Зенченку, а что даст Бог с покоем держать, за чим кождого сурово напоминаем, абы в держаню той отчины Афанасу, не от кого кривды и перешкоды не было…» Упоминаемый здесь Конон был, должно быть, первый владелец Людковщины… За Афанасием Зенченко землю эту подтвердил и Мазепа, в 1702 г. Но Зенченко был в то время уже очень стар, и поэтому у него отнята была и часть людковщиновских земель для поселения слободы Зыбкой… за что Зенченко, по-видимому, стал спорить, так что, выехавший для проверки его жалобы «реент» генеральной канцелярии Мазепы  Василий Чуйкевич указал границы новой слободы и обязал слобожан — «столько дубровы, где её Зенченку подобает у его грунты выробили, распахали и выгноили, як широкостью поле отъеханное Зенченково сягает, с которого засев озимий забрать Зенченку полно, без жадной от москалей перешкоды».

Из истории фактов не выбросишь, получается, что часть «отчины» Зенченок была попросту захвачена пришлыми староверами и только вмешательство тогдашних властей  привело к частичному восстановлению его прав — новым жителям приказано было отдать Зенченку урожай с поля, отошедшего к ним, и освободить от леса такую же площадь на землях Зенченко, как площадь этого поля, причем особо отмечалось, чтобы сделано это было «без перешкоды», т.е., обмана. История умалчивает, был ли выполнен приказ Мазепы.  Шеломы пришлось тоже отдать, вот что об этом пишет Лазаревский: » Сл. Шеломы при рч. Корне, поселена ок. 1700 г. Афанасием Зенченком на своей «отчине». По универсалу Мазепы 1702 г. за Зенченком было утверждено две его слободки — Людковщина и Шоломин.  Населённая раскольниками слобода Шеломы была отобрана от Зенченков вместе с другими раскольничьими слободами».   Из этих документов видно, что роду этого Афанасия Зенченко не слишком везло в делах, но честь и воинская доблесть стародубского казака были отмечены тем, что ему и роду его, всем прямым потомкам,  было пожаловано дворянство, и все прямые  потомки его были записаны в  Родословной книге Черниговского дворянства. Последний раз эта книга издавалась в 1901 году.

(Дворянская родословная книга — документ, оформляющий привилегии дворянской части населения каждой губернии Российской империи. Составлять и вести такую книгу, в которую были вписаны все дворянские роды данной губернии, было предписано в «Жалованной Грамоте», данной Екатериной II Российскому дворянству 21 апреля 1785 г. Все дворянские роды были разделены на 6 частей, Зенченки по древности своего рода оказались в самой почётной, 6-й части.
[…]
6-я часть — Древние благородные дворянские роды. «Древние благородные не иные суть, как те роды, коих доказательства дворянского достоинства за сто лет и выше восходят; благородное же их начало покрыто неизвестностию». Поскольку для действительно древних русских дворянских родов основным доказательством их древности являлось упоминание в так называемых Столбцах — средневековых списках о предоставлении поместий на время службы, — то такие дворяне назывались столбовыми.)
 (из Википедии)

Так и осели столбовые дворяне Зенченко в небольшом, оставшемся после всех переделов и «перешкод» имении Людково. Были они, видимо, людьми не слишком амбициозными, за славой не гнались, в 18 веке «случая» себе возле матушки — императрицы не искали, лишь несколько человек из всего рода отличились — были губернскими секретарями, титулярными советниками, коллежскими ассесорами, один из потомков, уже в 19 веке, дослужился до надворного советника. На исторической страничке форума на нашем сайте мы встречаем немало Зенченок, занимавших тот или иной пост в различных властных структурах Новозыбкова и уезда.  Но большинство из них занималось земледелием и не отличалось ни образом жизни,  ни достатком от соседей — крестьян, так что возникло и до сих пор бытует в нашей местности выражение — «людковские дворяне», которым, порой, поддразнивают тех, кто кичится былыми заслугами своих предков, а в своей жизни ничем особенным не выделяется. Возможно, горожане припомнят и другие значения этого уникального, понятного только у нас, словосочетания. До сих пор в городе живут потомки людковских дворян, часто даже и не знающие о родстве между собой. Правда, не все, кто носит фамилию Зенченко — потомки Афанасия, есть и просто однофамильцы.

А село Людково постепенно приближалось к Новозыбкову, пока не остановилось от него по правую сторону длинной и широкой Людковской, ныне Советской, площади,  став частью города.  На память от прошлого нам осталась Людковская церковь Рождества Богородицы, которая была основана ещё в 18 веке, ныне возрождаемая и уже действующая.

А теперь самое время сказать моим уважаемым читателям, почему я так подробно рассказывала о перипетиях этого древнего рода. Дело в том, что моя бабушка по отцу была дочерью одного из Зенченок, Михаила Степановича, который в родословной книге числится под №281, а т.к. он умер молодым, не оставив наследников мужского пола, то в Дворянскую родословную книгу записали двух его дочерей — Анастасию и Анну (женщинам номера не присваивались, они не были продолжательницами рода, но моя прабабушка подтверждала их дворянское происхождение, для того, чтоб они могли учиться в гимназии на казённый счёт, как дворянские сироты, что и указано на странице 71 в родословной книге). Сестры Зенченко - Анастасия (слева) и Анна Михайловны в гимназические годы Аттестат моей бабушки Анны Зенченко читатели могут увидеть в первой части рассказа о Новозыбковской женской гимназии.  Мои предки жили в небольшой городской усадьбе на улице Замишевской (Рошаля), в доме, который сохранился до сих пор, и где теперь живут другие люди; к нынешнему времени дом перестроен, но на фотографии он имеет прежний вид. Построен он был, примерно, в середине 19 века, со стороны, видной на фотографии, его окружала большая веранда, застеклённая цветными стёклами, которые вылетели во время бомбёжек Новозыбкова во время Великой Отечественной войны, сразу после войны веранду убрали.

Дом стоял на небольшой усадьбе, размером около гектара, узким клином эта усадьба выходила к месту, которое занято теперь пенсионным фондом, там сейчас скверик, если присмотреться, то видно, что этот скверик имеет форму треугольника, вершиной обращённого к ПФ,  это и есть оконечность городской усадьбы одного из потомков Афанасия Зенченко.  Участок сплошной полосой шёл от ул. Замишевской, дорога, которая проходит слева от ПФ была прорезана уже после войны, когда этот  участок и был отчуждён у семьи,  довольно долго на нём продолжали расти яблони, посаженные моими предками.

По воспоминаниям старших, Замишевская улица по левую, нечётную сторону, представляла собой ряд таких небольших усадеб. Помню фамилии, которые называла бабушка: кроме Зенченко здесь жили Сабуровы, Литвиновы, Мазуревские…(Блог Анны Дмитроченко)





                                        Стародубский казачий полк на Гомельщине.
История казачества занимает довольно интересную и малоисследованную страницу в
истории восточных славян – русских, украинцев и белорусов. К началу 1-й мировой войны на
территории Российской империи существовали Донское, Кубанское, Терское, Астраханское,
Оренбургское, Уральское, Сибирское, Семиреченское, Забайкальское, Амурское, Уссурийское
казачьи войска, Енисейский, Иркутский, Якутский казачьи полки и Камчатские казачьи команды.
Но были и такие казачьи войска, которые к тому времени в силу разных причин были упразднены
или реорганизованы в новые казачьи войска. К таким относятся Запорожское, Бугское,
Екатеринославское, Гребенское, Дунайское, Черноморское, Азовское, Кавказское линейное
войска, а также Слободские казачьи полки (территории нынешних Орловской, Курской,
Белгородской, Харьковской и, частично, Сумской областей) и другие. Часть казаков этих войск
продолжало нести службу на прежних местах, часть – на новых, часть переселяться отказалась и
казачью службу не несла, часть была расказачена.
История белорусских земель тесно связана с Запорожским казачьим войском, которое
возникло на русских землях Великого Княжества Литовского, Русского и Жемайтского и Польши
(впоследствии объединившихся в Речь Посполитую), а также в диком поле за Днепровскими
порогами. В разное время земли этого войска занимали разные территории. Например, в 1649 году
по Зборовскому мирному договору границы Запорожского войска устанавливались от Чёрного
моря, Днепровского Лимана и верховьев Днестра до рек Горынь и Припять, а оттуда по Днепру до
Быхова, а от последнего по реке Сож до Смоленского повета. 1 Таким образом, если говорить о
Гомельщине, часть её территории входила в состав владений Запорожского казачьего войска
(Турово-Пинского, Киевского, Черниговского и Стародубского казачьих полков).
Запорожское казачье войско имело свою особенную организацию. Оно делилось на две
части: 1. Низовое Запорожское войско;
2. Верховое Запорожское войско.
Низовое находилось за Днепровскими порогами по обе стороны Днепра и представляло
собой казачью республику.
Верховое занимало остальные земли современной Украины (кроме Харьковской,
Луганской, части Донецкой и значительной части Сумской областей) и, частично, современных
Белоруссии (часть Гомельской области) и России (часть Брянской области). Оно было включено в
государственный реестр и находилось на государственной службе. При гетмане Ружинском
Верховое Запорожское казачье войско было разделено на 20 полков, которые получили название
городов Украины: Киевский, Каневский, Черкасский, Лубенский и т.д. Полки в свою очередь
делились на сотни, которым присваивалось название местечек. Таким образом вся Украина
получила полковое и сотенное деление, ставшее впоследствии территориально-административным
(до 1782 года). Полковники и сотники стали не только военными, но и административными
начальниками, где сотники занимали подчиненное положение.
История Гомельского, Ветковского и Добрушского районов Гомельской области тесно
связана со Стародубским полком, который был самым многочисленным, а по своему
пространству - самым обширным из всех малороссийских полков (возник в 1654 году в составе
Нежинского полка). Первым наказным полковником был Афанасий Еремеенко, следующими
–Тимофей Аникеенко, Михаил Еремеенко, Иван Гуляницкий, Яков Обуйноженко, Петр Рославец,
который в 1663 году стал первым выборным полковником уже самостоятельного Стародубского
полка. В его состав входили округи двух центров Северской земли – Стародуба и
Новгородсеверска. Последний с 12-го века стал центром особого северского удела, а Стародуб в
то же время составлял часть Черниговского удела, как и Гомель, Чечерск, Рогачев. При этом,
следует заметить, что города Стародубского полка (Стародуб, Красная или Попова Гора, Клинцы,
Новозыбков, Трубчевск, Унеча, Почеп, Мглин и др.) и гомельщины (Гомель, Чечерск, Рогачев и
др.) возникли на землях восточно-славянских племен радимичей и северян, местами смешанных
между собой. Не случайно в период национально-освободительных войн украинского и

белорусского народов против польско-литовского угнетения за земли гомельщины велась
напряженная борьба. Время от времени, часть их переходила то в состав Стародубского полка, то
вновь во владения Речи Посполитой (1648–1651, 1654-1667, 1684-1688 гг.) 2 .
Интересен в этом плане документ, сообщающий о том, что в 1684 году гетман
Запорожского войска Иван Самойлович, пользуясь переговорами русского правительства о мире,
возобновил прежние свои хлопоты о расширении северных пределов Малороссии насчет Польши,
причем имелось в виду увеличение области Стародубского полка. По этому поводу он писал в
Москву: «Чинили есмы преже сего покорственное наше пресветлому нашему монаршому
престолу донесение о селах и деревнях на сей нашей стороне реки Сожа будучих, какие к полком
Черниговскому и Стародубскому належат, как за гетманом прежде нашего владения бывших, так
уже и при нас к Малороссии належали... А селам и деревням тем те имена суть: Юрковичи, Ст. и
Нов. Марковичи, Маковье, Девотчина, Буда, Фащовщина, Утя, Слободка, Тереховка, Гордуны,
Носовичи, Прибытковичи, Терешковичи, Севрюки, Корма, Кузминичи, Лагуны, Романовичи,
Добруш, Демьяновичи, Бересцы, Головинцы, Волчковичи, Латаки, Громыки, Проня, Озаричи,
Залесье, Ухов, Рогоска и Ветка.» 3 Представление Сомойловича принято было в Москве, как видно,
сочувственно, но из той земельной полосы, на которую указывал гетман, русскому правительству
удалось выговорить в пользу России лишь незначительный участок. Поэтому, в этом же году, с
ведома русского царя, Иван Самойлович двинул казачьи полки к Сожу, и все села от Гомеля до
Рославля были присоединены к Стародубскому полку. Однако в 1688 году по договоренности с
полками польского короля эти земли снова отошли к Речи Посполитой 4.
В 1654 году после Переяславской Рады село Ветковского района Гомельской области
Неглюбка (тогда Неголюбовка) и территории, на которой в 1667 году возникла, как пограничная
застава на границе России с Речью Посполитой, деревня Казацкие Болсуны (тогда Бовсуны)
навсегда отошли к Стародубскому полку и под власть Польши больше не возвращались. 5
Стародубский полк состоял из Стародубской полковой, Шептаковской, Погарской, Бакланской,
Почепской, Мглинской, Новоместской, Топальской, Бобовицкой, Попогорской и, в момент
присоединения Гомельских земель, Поипутской 6 и Гомельской сотен (расположение земель этих
сотен требует дополнительного изучения).
Деревня Казацкие Болсуны входила в Попогорскую сотню, а село Неглюбка - в
Бобовицкую. 7 Из-за частых войн приграничные Бобовицкая и Попогорская сотни потеряли много
казаков, поэтому было решено упразднить их как самостоятельные, а их сёла передать в состав
полковой сотни, а затем - Новоместской сотни (возникла в 1711 году). На территории
Новоместской сотни имелись Бобовицкая, Попогорская, Лыщицкая волости, крестьяне которых
принадлежали Киево-Печерским лаврам. Так крестьяне Неглюбки проживали на территории
Бобовицкой волости. Деревня же Казацкие Болсуны, являясь вольным казачьим поселением,
находилось на землях Попогорской волости, но подчинялась не церковной администрации, а
непосредственно руководству Попогорского куреня Новоместской сотни Стародубского казачьего
полка. Центром куреня был город Попова гора (ныне Красная гора). Курень включал в себя села и
деревни Козаричи, Заборье, Лотаки, Казацкие Болсуны, Макаричи, Творишин, Паньковичи.
Происхождение названия Новоместской сотни скорее всего связано с расположением ее центра в
той части Стародуба, которая называлась Новым городом (укр. Новое Мисто). В описании
Стародуба 1781 года читаем: «Сей город разделяется на два города, по занятым в них двум
земляным крепостям, стены которых от древности во многих местах поразвалились. Один город
называется Старым, а другой – Новым.» Современный населенный пункт Новое Место не мог
быть центром сотни, так как до 1781 года назывался селом Засуха, входившем в состав
Топальской сотни.
Интересен еще один документ, в котором сообщается, что на территории Ветковского района ещё
до отмены крепостного права по ревизии 1858 года в Казацких Болсунах проживало 303 ревизские
души казаков и 143 ревизские души помещичьих крестьян. 8 В 1926 году в селе проживало уже
2045 человек (В 2004 году проживало 272 человека). Откуда же здесь появились крестьяне? В
1737 году бовсунские казаки продали часть своих земель богатому казаку значковому товарищу
Григорию Плешке, который, в свою очередь, 1770–х начале 1780-х годов продал свою землю
богатым казакам Озерским, принадлежавшим к казачьей старшине. Императрица Екатерина

вторая своим указом приравняла казачью старшину к дворянам. Так Герасим Озерский
(Суражский возный) в 1785 году получил герб и дворянский титул. Он и стал первым помещиком
в Казацким Болсунах. При нем и были завезены в деревню первые десять семей крепостных
крестьян. При Озерских в деревне в 1901 году появился храм Николая Чудотворца. Имение в
Казацких Болсунах принадлежало этой семье вплоть до событий, связанных с Октябрьской
революцией 1917 года.
В 1782 году указом императрицы всероссийской Екатерины II Запорожское войско было
упразднено. Часть казаков, пожелавших нести казачью службу, переселилась на земли других
казачьих войск, часть осталась жить на прежних местах. На стародубщине казачье сословие
сохранялось вплоть до 1918 года, т.е. до его упразднения советской властью.
Выходцам из Казацких Болсунов обязан еще один населенный пункт Гомельской области –
Болсуны. В начале 19-го века часть жителей из Казацких Болсунов была переселена в Полесскую
волость Гомельского повета Могилевской губернии (ныне сельсовет Полесье Чечерского района
Гомельской области), где основала деревню Болсуны (в 1897 году проживало 877 человек, в 1909
– 1079 человек, в 2004 году – 264 человека). Через некоторое время, во избежание путаницы,
Болсуны (1667 года основания) решили переименовать в Казацкие Болсуны. 9
Сейчас земли Стародубского полка находятся на территории пограничных областей
России, Беларуси и Украины. В Брянской области Стародубский полк возродился в 1994 году и
состоит из Стародубской полковой, Шептаковской, Погарской, Бакланской, Почепской,
Мглинской, Новоместской и Топальской сотен. В Черниговской области осталась Новгородская
сотня (центр Новгород Северский), на гомельщине – Поипутская (часть Ветковского и
Добрушкого районов) и Гомельская сотни, сёла Казацкие Болсуны и Неглюбка Новоместской
сотни.
Потомки Стародубских казаков, поклявшихся на Переяславкой Раде в 1654 году быть на веки
едиными с русским народом и поныне не нарушили этой клятвы.
_____________________________________________________________________________________
1. Память: Ист.-докум. Хроника Ветковского р-на в 2-кн. Кн. I.-Мн.: БЕЛТА, 1997. С.57.
2. Память: Ист.-докум. Хроника Ветковского р-на в 2-кн. Кн. I.-Мн.: БЕЛТА, 1997. С.57, 58.
3. Лазаревский А.М. Описание старой Малороссии. Том I. Полк Стародубский. Издание
второе. – Белые Берега: Группа компаний «Десяточка» (издательство «Белобережье»),
2008 год. С.45, 46. (1-е издание книги произошло в Киеве в 1888 году)
4. Память: Ист.-докум. Хроника Ветковского р-на в 2-кн. Кн. I.-Мн.: БЕЛТА, 1997. С.57,58.
5. Память: Ист.-докум. Хроника Ветковского р-на в 2-кн. Кн. I.-Мн.: БЕЛТА, 1997. С.57.
6. Лазаревский А.М. Описание старой Малороссии. Том I. Полк Стародубский. Издание
второе. – Белые Берега: Группа компаний «Десяточка» (издательство «Белобережье»),
2008 год. С.150.
7. Лазаревский А.М. Описание старой Малороссии. Том I. Полк Стародубский. Издание
второе. – Белые Берега: Группа компаний «Десяточка» (издательство «Белобережье»),
2008 год. С.409.
8. Память: Ист.-докум. Хроника Ветковского р-на в 2-кн. Кн. I.-Мн.: БЕЛТА, 1997. С.74.
9. а)Города и сёла Белоруссии: Энциклопедия. Том I, кн. I. Гомельская область/ С.В.
Марцелев; Редколлегия: Г.П. Пашков (гл. ред.) и др. – Мн.: БелЭн, 2004. С.219, 220.
б)Города и сёла Белоруссии: Энциклопедия. Том II, кн. I. Гомельская область/ С.В.
Марцелев; Редколлегия: Г.П. Пашков (гл. ред.) и др. – Мн.: БелЭн, 2004. С.477.
в)Из рассказов старожилов села Казацкие Болсуны (Давыденко Варвары и др.)


Атаман ОО"ГКО"МО"СКП"

Казачий полковник
 С.Н.Сенатрев